русский и литература 865

русский и литература 865
Здравствуйте!
Вы попали на блог для учащихся школы №865!

воскресенье, 8 октября 2017 г.

Урок БАЛЛАДА Пушкина "Песнь о вещем Олеге"

Урок БАЛЛАДА Пушкина "Песнь о вещем Олеге"
Исследователи творчества Пушкина относятся к поэту как к профессиональному историку, у которого были свои методы освоения исторического материала. В библиотеке поэта насчитывалось около 400 книг по истории! С 1831 по 1834 год Пушкин служит историографом, работая в архивах над историей Петра Великого.
Зачем поэту нужна была история? Почему Пушкин изучал произведения и отечественных историков, и зарубежных? Почему даже в южной ссылке он интересуется историческими местами и стремится посетить их, а позднее совершит путешествие по Оренбургской губернии, собирая материалы о восстании Е. Пугачёва? Почему героями многих его художественных стихотворных и прозаических произведений становились исторические личности: князь Олег в «Песни о вещем Олеге», Борис Годунов в одноимённой трагедии, Пётр I в «Арапе Петра Великого», «Полтаве», Мазепа в «Полтаве», Емельян Пугачёв в «Капитанской дочке», Наполеон (ода «Вольность», «Наполеон на Эльбе», «Наполеон»)?
Олег у костей коня. В. М. Васнецов, 1899 Кончина Олега. Гравюра Ф. А. Бруни, 1839 Предполагаемый могильный холм Олега недалеко от Старой Ладоги.
Обстоятельства смерти Вещего Олега противоречивы. «Повесть временных лет» сообщает, что смерти Олега предшествовало небесное знамение — появление «звезды великой на западе копейным образом»[15]. По киевской версии, отражённой в «Повести временных лет», его могила находится в Киеве на горе ЩековицеНовгородская первая летопись помещает его могилу в Ладоге, но в то же время говорит, что он ушёл «за море».
В обоих вариантах присутствует легенда о смерти от змеиного укуса. По преданию, волхвы предсказали князю, что он умрёт от своего любимого коня. Олег приказал увести коня и вспомнил о предсказании только через четыре года, когда конь уже давно умер. Олег посмеялся над волхвами и захотел посмотреть на кости коня, встал ногой на череп и сказал: «Его ли мне бояться?» Однако в черепе коня жила ядовитая змея, смертельно ужалившая князя.
Эта легенда находит параллели в исландской саге о викинге Орваре Одде[16], который также был смертельно ужален на могиле любимого коня[17]. Неизвестно, стала ли сага поводом для создания древнерусской легенды об Олеге или, напротив, обстоятельства гибели Олега послужили материалом для саги. Однако если Олег является исторической личностью, то Орвар Одд — герой приключенческой саги, созданной на основе устных преданий не ранее XIII века. Колдунья предсказала 12-летнему Одду смерть от его коня. Чтобы не дать свершиться предсказанию, Одд с другом убили коня, бросили в яму, а труп завалили камнями. Вот как погиб Орвар Одд спустя годы[18]:
И когда они быстро шли, ударился Одд ногой и нагнулся. «Что это было, обо что я ударился ногой?» Он дотронулся острием копья, и увидели все, что это был череп коня, и тотчас из него взвилась змея, бросилась на Одда и ужалила его в ногу повыше лодыжки. Яд сразу подействовал, распухла вся нога и бедро. От этого укуса так ослабел Одд, что им пришлось помогать ему идти к берегу, и когда он пришёл туда, сказал он: «Вам следует теперь поехать и вырубить мне каменный гроб, а кто-то пусть останется здесь сидеть подле меня и запишет тот рассказ, который я сложу о деяниях своих и жизни». После этого принялся он слагать рассказ, а они стали записывать на дощечке, и как шёл путь Одда, так шёл рассказ [следует виса]. И после этого умирает Одд[19].
Некоторое время было принято отождествлять Олега с былинным богатырём Вольгой Святославичем.
Г. Ловмянский доказывал, что утвердившееся в научной литературе мнение о первоначальном правлении Олега в Новгороде сомнительно. По версии Г. Ловмянского, Олег был смоленским князем, а его связь с Рюриком — поздняя летописная комбинация[20]. А. Лебедев высказал догадку, что родственником Рюрика мог быть представитель местных нобилей[21]. Факт возложения Олегом дани на Новгород Киеву и варягам может свидетельствовать против версии о новгородском княжении Олега[22].
В. М. Васнецов. Тризна на могиле Вещего Олега (1899). По мотивам произведения А. С. Пушкина «Песнь о вещем Олеге».
Дата смерти Олега, как и все летописные даты русской истории до конца X века, носит условный характер. Историк А. А. Шахматов отметил, что 912 год является также годом смерти византийского императора Льва VI — антагониста Олега. Возможно летописец, знавший, что Олег и Лев были современниками, приурочил окончание их правлений к одной и той же дате. Аналогичное подозрительное совпадение — 945 — и между датами смерти Игоря и свержения с престола его современника, византийского императора Романа I. Учитывая к тому же, что новгородская традиция относит смерть Олега к 922 году (см. выше), дата 912 становится ещё более сомнительной[23]. Продолжительность княжения Олега и Игоря составляет по 33 года, что вызывает подозрение в былинном источнике этих сведений.
Польский историк XVIII века Х. Ф. Фризе выдвигал версию, что у Вещего Олега был сын, Олег Моравский, который после смерти отца был вынужден покинуть Русь в результате борьбы с князем Игорем. Родственник Рюриковичей Олег Моравский стал последним князем Моравии в 940 году, согласно сочинениям польских и чешских писателей XVIXVII века, однако его родственная связь с Вещим Олегом является лишь предположением Фризе.
Русское произношение имени Олег возникло, вероятно, от скандинавского имени Helge[24], что означало изначально (на протошведском — Hailaga) «святой», «обладающий даром исцеления»[25]. Из саг известны несколько носителей имени Helgi, время жизни которых датируют VI—IX веками[26]. В сагах также встречаются близкие по звучанию имена Ole, Oleif, Ofeig. Саксон Грамматик называет имена Ole, Oleif, Ofeig, но их этническая принадлежность остаётся неясной.
Среди историков, не поддерживающих норманскую теорию, предпринимались попытки оспорить скандинавскую этимологию имени Олега и связать его с исконно славянскими, тюркскими[27] или иранскими[28] формами. Некоторые исследователи также отмечают, что, учитывая факт написания «Повести временных лет» в XI веке христианскими монахами, прозвище «Вещий» не может считаться аутентичным[29]. Современные историки видят в нём христианские мотивы или даже христианскую пропаганду[30]. Так, в частности, российский историк и археолог В. Я. Петрухин считает, что прозвище «Вещий» и легенда о гибели князя Олега были внесены монахами в летопись с целью показать невозможность языческого предвидения будущего[31][32].
  
«Повесть временных лет». Смерть Олега
“В год 6420. И жил Олег, княжа в Киеве, мир имея со всеми странами. И пришла осень, и помянул Олег коня своего, которого когда-то поставил кормить, решив никогда на него не садиться. Ибо когда-то спрашивал он волхвов и кудесников: «От чего я умру?» И сказал ему один кудесник: «Князь! От коня твоего любимого, на котором ты ездишь, — от него тебе умереть!» Запали эти слова в душу Олега, и сказал он: «Никогда не сяду на него и не увижу его больше!» И повелел кормить его и не водить его к нему, и прожил несколько лет, не видя его, пока не пошёл на греков. А когда вернулся в Киев и прошло четыре года, — на пятый год помянул он своего коня, от которого когда-то волхвы предсказали ему смерть. И призвал он старейшину конюхов и сказал: «Где конь мой, которого приказал я кормить и беречь?» — тот же ответил: «Умер». Олег же посмеялся и укорил того кудесника, сказав: «Не право говорят волхвы, но всё то ложь: конь умер, а я жив». И приказал оседлать себе коня: «Да увижу кости его». И приехал на то место, где лежали его голые кости и череп голый, слез с коня, посмеялся и сказал: «От этого ли черепа смерть мне принять?» И ступил он ногою на череп, и выползла из черепа змея и ужалила его в ногу. И от того разболелся и умер он. Оплакивали его все люди плачем великим, и понесли его, и похоронили на горе, называемой Щековица. Есть же могила его и доныне, слывёт могилой Олеговой. И было всех лет княжения его тридцать и три”.


Новгородская летопись
“Шёл Олег к Новгороду, а оттуда в Ладогу. Иные же говорят, что его, идущего за море, и ужалила змея в ногу. И оттого разболелся, и умер. И есть могила его в Ладоге”.



Архангелогородский летописец
“Шёл Олег к Новугороду, а оттуда в Ладогу. Сей же Олег княжил лет 33 и умер, змеем ужален... Прежде же этих лет призвал Олег своих волхвов и спросил их: «Скажите мне, что смерть моя?» Они же решили: «Смерть твоя от любимого твоего коня» ... И повелел отрокам своим, да отведя его далеко в поле, отсекут главу его, а самого повергнут зверям земным и птицам небесным... Когда же шёл от Царьграда полем и наехал на главу коня своего сухую, сказал боярам своим: «Воистину солгали мне волхвы наши, да вернувшись в Киев, побью волхвов...» И слез с коня своего, желая взять главу коня своего, сухую кость, и лобзать её... И вдруг изошёл из главы из конской, из сухой кости змий и уязвил Олега в ногу... И оттого разболелся, и умер. И есть могила его в Ладоге”.


Как ныне сбирается вещий Олег
Отмстить неразумным хозарам,
Их селы и нивы за буйный набег
Обрек он мечам и пожарам;
С дружиной своей, в цареградской броне,
Князь по полю едет на
верном коне.
Из темного леса навстречу ему
Идет
вдохновенный кудесник,
Покорный Перуну старик одному,
Заветов грядущего вестник,
В мольбах и гаданьях проведший весь век.
И к мудрому старцу подъехал Олег.
«Скажи мне, кудесник, любимец богов,
Что сбудется в жизни со мною?
И
скоро ль, на радость соседей-врагов,
Могильной засыплюсь землею?
Открой мне всю правду, не бойся меня:
В награду любого возьмешь ты коня».
«Волхвы не боятся могучих владык,
А княжеский дар им не нужен;
Правдив и свободен их вещий язык
И с волей небесною дружен.
Грядущие годы
таятся во мгле;
Но
вижу твой жребий на светлом челе.
Запомни же ныне ты слово мое:
Воителю слава — отрада;
Победой прославлено имя твое;
Твой щит на вратах Цареграда;
И волны и суша покорны тебе;
Завидует недруг столь дивной судьбе.
И синего моря обманчивый вал
В часы роковой непогоды,
И пращ, и стрела, и лукавый кинжал
Щадят победителя годы...
Под грозной броней ты не ведаешь ран;
Незримый хранитель могущему дан.
Твой конь не боится опасных трудов;
Он, чуя господскую волю,
То смирный стоит под стрелами врагов,
То мчится по бранному полю.
И холод и сеча ему ничего...
Но примешь ты смерть от коня своего
».
Олег усмехнулся — однако чело
И взор омрачилися думой
.
В молчаньи, рукой опершись на седло,
С коня он слезает, угрюмый;
И
верного друга прощальной рукой
И гладит и треплет по шее крутой
.
«Прощай, мой товарищ, мой верный слуга,
Расстаться настало нам время;
Теперь отдыхай! уж не ступит нога
В твое позлащенное стремя.
Прощай, утешайся — да помни меня.
Вы, отроки-други, возьмите коня,
Покройте попоной, мохнатым ковром;
В мой луг под уздцы отведите;
Купайте; кормите отборным зерном;
Водой ключевою поите».
И отроки тотчас с конем отошли,
А князю другого коня подвели.
Пирует с дружиною вещий Олег
При звоне веселом стакана.
И кудри их белы, как утренний снег
Над славной главою кургана...
Они поминают минувшие дни
И битвы, где вместе рубились они...
«А где мой товарищ? — промолвил Олег, — 
Скажите, где конь мой ретивый?
Здоров ли? все так же ль лего́к его бег?
Все тот же ль он бурный, игривый?»
И внемлет ответу: на холме крутом
Давно уж почил непробудным он сном.
Могучий Олег головою поник
И думает: «Что же гаданье?
Кудесник, ты лживый, безумный старик!
Презреть бы твое предсказанье!
Мой конь и доныне носил бы меня».
И хочет увидеть он кости коня.
Вот едет могучий Олег со двора,
С ним 
Игорь и старые гости,
И видят — на холме, у брега Днепра,
Лежат благородные кости;
Их моют дожди, засыпает их пыль,
И ветер волнует над ними ковыль.
Князь тихо на череп коня наступил
И молвил: «Спи, друг одинокой!
Твой старый хозяин тебя пережил:
На
тризне, уже недалекой,
Не ты под секирой ковыль обагришь
И жаркою кровью мой прах напоишь!
Так вот где таилась погибель моя!
Мне смертию кость угрожала!»
Из мертвой главы гробовая змия,
Шипя, между тем выползала;
Как черная лента, вкруг ног обвилась,
И вскрикнул внезапно ужаленный князь.

Ковши круговые, запенясь, шипят
На тризне плачевной Олега;
Князь Игорь и 
Ольга на холме сидят;
Дружина пирует у брега;
Бойцы поминают минувшие дни
И битвы, где вместе рубились они.


* Песнь о вещем Олеге (стр. 185). В основе стихотворения лежит летописный рассказ, приведенный Карамзиным в главе V тома I «Истории Государства Российского».
Олег — первый князь киевский, правивший в 879—912 гг. и прозванный «вещим» после победоносного похода в 907 г. на греков.
Хозары — кочевой народ, некогда обитавший на юге России.
Твой щит на вратах Цареграда. — Воины Олега в знак победы над греками повесили свои щиты на вратах Цареграда, столицы Византии.
Игорь Рюрикович — великий князь киевский в 912—945 гг.
Ольга — жена Игоря, правившая Киевской землей после смерти Игоря.


  • Хазары – племя, обитавшее на юге Росси в x веке
  • Царьград – ныне Стамбул
  • Кудесник, волхв – волшебник, чародей
  • Перун – Бог грома и молнии
  • Жребий – судьба, участь (устар.)
  • Курган – могильный холм устар.)
  • Тризна – обрядовые действия и пиршество в память умершего
  • Вещий – предвидящий будущее.



1) Встреча Олега с кудесником.
2) Прощание с конем.
3) Смерть Олега.

Как ныне сбирается Вещий Олег
Щиты прибивать на ворота,
Как вдруг подбегает к нему человек
И ну, шепелявить чего-то.
– Эх, князь,– говорит ни с того, ни с сего, –
А примешь ты смерть от коня своего!
Вот только собрался идти он на вы,
Отмщать неразумным хазарам,
Как вдруг набежали седые волхвы,
К тому же разя перегаром.
И говорят ни с того, ни с сего,
Что примет он смерть от коня своего.
Да кто вы такие, откуда взялись?
Дружина взялась за нагайки.
Напился, старик, так поди, похмелись,
И неча рассказывать байки.
И говорить ни с того, ни с сего,
Что примет он смерть от коня своего.
Ну в общем они не сносили голов:
Шутить не могите с князьями!
И долго дружина топтала волхвов
Своими гнедыми конями.
Ишь, говорят ни с того, ни с сего,
Что примет он смерть от коня своего.
А Вещий Олег свою линию гнул,
Да так, чтоб никто и не пикнул.
Он только однажды волхвов помянул
И то саркастически хмыкнул:
Ведь надо ж болтать ни с того, ни с сего,
Что примет он смерть от коня своего.
А вот он, мой конь, на века опочил,
Один только череп остался.
Олег преспокойно стопу возложил
И тут же, на месте, скончался.
Злая гадюка кусила его,
И принял он смерть от коня своего.
Каждый волхвов покарать норовит,
А нет бы прислушаться, правда!
Олег бы послушал – еще один щит
Прибил бы к вратам Цареграда.
Волхвы-то сказали с того и с сего,
Что примет он смерть от коня своего!
Владимир Высоцкий


– В основе развития летописного сюжета лежит мотив роковой предопределенности. Для Пушкина это сокровенный мотив, т.к. было и в его жизни предсказание о гибели. Сделано оно было в середине ноября 1819 года (по другим данным, в 1819 году) знаменитой петербургской ворожеей Александрой Филипповной Кирхоф, приехавшей в Петербург в начале XIX века. Посетил ее и Пушкин, о чем рассказывал впоследствии примерно так:
Я зашел к ней шутки ради. Она взяла мою руку, рассмотрела линии ее, затем разложила карты и вскинула на меня свои глаза с острым взглядом. Потом заговорила: “Я должна вам сказать, что вы кончите жизнь не естественной смертью. Может быть, вы проживете долго, но на 37-м году жизни берегитесь белого человека, белой лошади и белой головы”. Пушкина мучило это предсказание, он придавал ему большое значение. Именно это и сказалось на отборе материала для сюжета баллады и на всем ее построении. Поэт перерабатывал в объективном сюжете свое, субъективное. Стоит обратить внимание и на образ коня, который фигурирует и в летописи, и в предсказании, данном гадалкой Пушкину.
Увы, от судьбы уйти трудно, и 29 января по старому стилю (10 февраля по новому) 1837 года поэт умер после дуэли с белокурым Жоржем Дантесом. Пушкин погиб, как и было предопределено, от “белого жеребца”, “белой головы” и “белого человека” – все три понятия характеризуют поручика Кавалергардского Ея Величества полка, носившего в 1837 году белый мундир. (Информация скомпонована из двух источников [1, 3]) Взяв летописный сюжет, А.С. Пушкин создал балладу. Вспомним, что это за жанр.
– Сюжет один, но по нему написаны два разных по жанру произведения. Обратимся к отдельным фрагментам, чтобы детально разобраться в сходствах и различиях баллады и летописи, и заполним сравнительную таблицу.
– Как показаны Олег и волхв в ПВЛ? (Олег в летописи – исторический деятель, нарисован отстраненно, в его описании преобладает четкость, указываются конкретные даты и временные сроки. Нет отдельного образа волхва, упоминается некая группа – волхвы. Волхв здесь символизирует голос судьбы, рока, не имеет личной индивидуальности.)
Чтение фрагментов, их анализ, выводы и записи в таблицу.
– Как показаны Олег и волхв в балладе А.С. Пушкина? Какая деталь, отсутствующая в летописи, введена поэтом в балладу?
Чтение и анализ следующих фрагментов:
  • Описание кудесника. (Пушкин создает образ волхва–личности, равной князю. Он имеет узнаваемый портрет, в его описании много “говорящих” эпитетов и метафор)
  • Диалог волхва и Олега. (Волхв отказывается от предложенного князем подарка (“в награду любого возьмешь ты коня”), показывая свою независимость от княжеской власти, демонстрируя равновесие силы политической (князя) и духовной (волхва, пророка, которому, по мысли Пушкина, равен поэт). Обещание князем подарка волхву – значимая деталь в сюжете баллады, отсутствующая в летописи, введена Пушкиным самостоятельно. В ней он реализует намек на попытки современной ему власти “заигрывать” с ним и склонить на свою сторону.)
  • Сцена прощания Олега с конем. (В этой сцене Олег показан как тонко чувствующий и переживающий человек, личность, а не просто “холодный” исторический деятель. Он искренне привязан к своему коню, называет его другом, товарищем. Сцена пронизана тонким лиризмом, наполнена обращениями, эпитетами. Все это раскрывает авторскую симпатию к Олегу. А.С.Пушкин не скрывал своего отношения к князю. Полемизируя с Бестужевым, он писал: “Тебе, кажется, Олег не нравится, напрасно. Товарищеская любовь старого князя к своему коню и заботливость о его судьбе– есть черта трогательного простодушия, да и происшествие само по себе в своей простоте имеет много поэтического.”)
– Итак, в летописном сюжете поэт увидел проекцию своих чувств, мыслей и, написав балладу, реализовал таким образом глубоко личные переживания.
В 1967 году еще один поэт по-своему изложил летописный сюжет об Олеге. Это Владимир Семенович Высоцкий. Сейчас мы прослушаем его “Песню о вещем Олеге”, но сначала ответьте, какая разница между жанрами ПЕСНЯ и ПЕСНЬ.

ПЕСНЬ – торжественное стихотворение возвышенного стиля сродни оде, гимну.
ПЕСНЯ –
1) произведение, предназначенное для исполнения под музыку;
2) по сравнению с песнью – более сниженное по стилю стихотворное произведение.
– Меняя в своем названии всего одну букву (по сравнению с пушкинским названием), Высоцкий дает читателю (слушателю) указание на изменение стиля и жанра т.е. авторской точки зрения на известный сюжет. В чем же она заключается?
Прослушивание песни В.С.Высоцкого “Песня о вещем Олеге”.
– Итак, обобщим услышанное. В чем особенности развития летописного сюжета у В.С. Высоцкого? Каков у него Олег и каков волхв? Прислушивается ли Олег к предсказанию волхва? Как с ним обходятся? Где мы слышим голос самого автора? Как он относится к своим героям и их поступкам? (В песне Высоцкого к предсказанию волхва князь не прислушивается, он ему изначально не верит, поэтому даже и не пытается перехитрить судьбу. Мало этого, за предсказание волхва физически наказывают, карают. Олег здесь является олицетворением жестокой физической силы, государственной власти, которая не терпит никакого инакомыслия. А волхв– юродивый, типичный “маленький” человек со своими слабостями и недостатками, который сделал неудачную попытку вступить с властью в диалог. За что и поплатился жизнью. Все это было очень актуально для Высоцкого, жившего в условиях жестокой государственной цензуры, во время полного обесценивания личности отдельного “маленького” человека. В последних строках песни слышится, как мораль, голос автора, который предлагает извлекать уроки из истории и призывает учиться на чужих ошибках. Автор здесь – морализатор, в отличие от лиричного Пушкина и беспристрастного Нестора.)

Автор, произведение
Жанр, авторская установка
Образ Олега
Образ волхва
Нестор “ПВЛ”
Летопись; автор–беспристрастный фиксатор фактов
Исторический деятель без личностных характеристик
Волхвы (нет отдельного образа) – голос рока, судьбы
А.С. Пушкин “Песнь о вещем Олеге”
Баллада; автор–сопереживающий героям поэт
Тонко чувствующий герой со своими душевными привязанностями
Пророк, поэт, яркая личность, равная князю
В.С. Высоцкий “Песня о вещем Олеге”
Уличная (“блатная”) песня; автор – морализатор, голос совести
Диктатор, олицетворение жестокого карающего государства
Юродивый, беззащитный “маленький” человек

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Архив блога