русский и литература 865

русский и литература 865
Здравствуйте!
Вы попали на блог для учащихся школы №865!

понедельник, 11 января 2016 г.

Что мы знаем про "Преступление и наказание"

Поэтика

Достоевский является самым ярким представителем «онтологической», «рефлексивной» поэтики, которая в отличие от традиционной, описательной поэтики, оставляет персонажа в некотором смысле свободным в своих отношениях с текстом, который его описывает (то есть для него миром), что проявляется в том, что он осознает своё с ним отношение и действует, исходя из него. Отсюда вся парадоксальность, противоречивость и непоследовательность персонажей Достоевского. Если в традиционной поэтике персонаж остаётся всегда во власти автора, всегда захвачен происходящими с ним событиями (захвачен текстом), то есть остаётся всецело описательным, всецело включённым в текст, всецело понятным, подчинённым причинам и следствиям, движению повествования, то в онтологической поэтике мы впервые сталкиваемся с персонажем, который пытается сопротивляться текстуальным стихиям, своей подвластности тексту, пытаясь его «переписать». При таком подходе писательство есть не описание персонажа в многообразных ситуациях и положениях его в мире, а сопереживание его трагедии — его своевольному нежеланию принять текст (мир), который неизбывно избыточен по отношению к нему, потенциально бесконечен. Впервые на такое особое отношение Достоевского к своим персонажам обратил внимание М. М. БахтинДостоевский. Хронология творчества. Поэтика

Время

В мире Достоевского измерение времени не такое, как в нашей действительности. Герои его живут не в математическом времени, а в "реальной длительности" («duree reelle» Бергсона). Время то беспредельно растягивается, то сжимается, то почти исчезает. В зависимости от духовного напряжения героев, отрезки времени вмещают большее или меньшее количество событий.
В экспозиции время разворачивается медленно; с восходящим движением действия ускоряется, а перед катастрофой превращается в вихрь. Так же, как и пространство, оно до конца очеловечено и одуховлено: время и пространство — функции человеческого сознания. 

Часть первая
Автор ведет точный счет дням. В первый день герой делает "пробу" и знакомится с Мармеладовым. На второй — получает письмо от матери, бродит по городу и на Сенной случайно узнает, что старуха будет одна завтра в семь часов вечера. На третий — совершает убийство. На этом кончается первая часть: она обнимает событие трех дней — подготовку и совершение преступления. 

Часть вторая
Во второй части сознание времени потухает у Раскольникова; он заболевает и впадает в беспамятство. "Иной раз казалось ему, что он уже с месяц лежит, в другой раз — что все тот же день идет". На четвертый день герой возвращается к действительности. Ритм времени резко ускоряется;

Части третья и четвертая
события третьей и четвертой части занимают всего два дня. Перед развязкой, герой снова выпадает из временного порядка. "Для Раскольникова наступило странное время: точно туман упал вдруг перед ним и заключил его в безвыходное и тяжелое уединение... Он был убежден положительно, что во многом тогда ошибался, например,; в сроках и времени некоторых событий". Мир теряет свою реальность: временная и причинная связь тускнеет в сознании преступника. Он выпадает из миропорядка. Его апатия, "похожая на болезненно равнодушное состояние иных умирающих", — начало небытия.
Контраст между точной фиксацией времени и провалами во вневременность — тонкий художественный прием. Раскольников мыслитель-теоретик живет вне времени; Раскольников-деятель входит во время. Его преступление — точка пресечения идеи
и действительности. И оно обставлено точными временными опре­делениями. Время в мире Достоевского

Пространство 

МЕСТО ДЕЙСТВИЯ - "духовный пейзаж". Петербург Достоевского - материальная оболочка "идеи" Раскольникова. История Раскольникова разыгрывается в Петербурге. Самый фантастический на свете город порождает фантастического героя. Только в таком угрюмом  и таинственном городе могла зародиться "безобразная мечта" нищего студента. "Подростке" Достоевский пишет"В такое петербургское утро, гнилое, сырое и туманное, дикая мечта какого-нибудь пушкинского Германа из "Пиковой дамы " (колоссальное лицо, необычайный, совершенно петербургский тип — тип из петербургского периода) мне кажется, должна еще более укрепиться". Герои Достоевского в своей духовности мало зависят от времен года и перемен погоды. В романах его очень редки метеоро­логические указания. Но когда они встречаются, в них всегда заключена транскрипция душевных состоянийЯвления природы, так же, как и пейзаж, существуют только в человеке и для человекаМочульский о "Преступлении и наказании", о поэтике Достоевского

Композиция и сюжет, единство действия, система персонажей

"Преступле­ние и наказание" — история одной идеи, одного человека, одной судьбы. Все лица и события располагаются вокруг Раскольникова. Он — динамический центр: от него расходятся лучи, к нему возвращаются отражения. Из 40 сцен романа, он участвует в 37-ми. Две второстепенные фабулы, история семейства Мармеладовых и история сестры Раскольникова  Дуни, не имеют самостоятельного значения.
Борьба добра со злом в душе убийцы материализуется в противопоставлении двух личностей — Сони и Свидригайлова.
Линии всех трех фабул соединяются один только раз: на поминках по Мармеладове, бывший жених Дуни, Лужин, оскорбляет Соню, и Раскольников ее защищает (конец пятой части).
В шестой части второстепенные фабулы исчерпаны: супруги Мармеладовы умерли, Дуня выходит замуж за Разумихина; остается герой с о своими двумя мистиче­скими спутниками — Соней и Свидригайловым.
Во всех романах Достоевского в центре стоит человек, решающий загадку своей личности (Раскольников, князь Мышкин, Ставрогин, Версилов, Иван Карамазов) . В этом смысле, художественное творчество писателя составляет единый процесс самопознания. 
В процессе самопознания раскрывается личность , могущественная в своем задании ("образ Божий") и бессильная в данности (в грехе). Богоподобие ее — в свободе, но от свободы и зло.
"Тут дьявол с Богом борется, а поле битвы — сердца людей", говорит Митя Карамазов.
Самопознание есть принятие борьбы, жизненное изживание добра и зла. Вот почему романы Достоевского — "романы-тра­гедии". "Преступление и наказание": композиция и сюжет, единство действия, система персонажей Композиция романа «Преступление и наказание»

"Преступление и наказание" как роман-трагедия

"Преступление и наказание" — трагедия в пяти актах с прологом и эпилогом.
"Преступление и наказание" воскрешает в форме современного романа искусство античной трагедии. История Раскольникова — новое воплощение мифа о восстании Прометее и о гибели трагического героя в борьбе с Роком. Но у Достоевского, ве­ликого христианского писателя, метафизический смысл мифа бездонно углублен. Последний суд над "сильным человеком" автор вручает русскому народу. Каторжники возненавидели Рас­кольникова. Однажды они "все разом напали на него с остервенением: "Ты безбожник! Ты в Бога не веруешь! — кричали ему. Убить тебя надо!".
Народный суд выражает религиозную идею романа. У Раскольникова "помутилось сердце", он перестал верить в Бога.
Для Достоевского безбожие неизбежно оборачивается человекобожием. Если нет Бога, я сам бог. "Сильный человек" возжаждал освобождения от Бога — и достиг его; свобода его оказалась беспредельной. Но в беспредельности ждала его гибель: свобода от Бога раскрылась, как чистый демонизм; отречение от Христа, как рабство Року. Проследив пути безбожной свободы, автор подводит нас к религиозной основе своего мировоззрения: нет другой свободы, кроме свободы во Христе; неверующий во Христа подвластен Року.

Эрнст Неизвестный. Иллюстрации к "Преступлению и наказанию"

Толстенная книга (оказывается, там были еще какие-то письма, и не вошедшие куски, и прочее, и прочее!) поначалу вызвала у меня оторопь, но когда я понял, что роман - ее треть, решил все же почитать.
Добавили впечатлений иллюстрации Эрнста Неизвестного, особенно портрет самого Достоевского. Прочитал я ее тогда, и понял - книга потрясающая. Как и "Братья Карамазовы", и "Идиот", и "Униженные и оскорбленные", и "Бесы". Достоевский - безумен, Достоевский - гений. И читая его тоже становишься безумным... И немножко - гением.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Архив блога