русский и литература 865

русский и литература 865
Здравствуйте!
Вы попали на блог для учащихся школы №865!

воскресенье, 21 мая 2017 г.

Сочинение по тексту Нечипоренко о матери и вишне.


Юрий НечипоренкоТри ведра

 Исходный текст
(1)Дет­ство у меня было за­ме­ча­тель­ным. (2)В дет­стве не было денег, не было ин­те­рес­ной ра­бо­ты, но всё это — дело на­жив­ное. (З)Зато в дет­стве были отец и мать. 
(4)В нашей семье все­гда царил отец со своим не­пре­ре­ка­е­мым ав­то­ри­те­том. (5)В маль­чи­ше­ских играх не было места ма­те­ри. (6)Ко­неч­но, без её зав­тра­ков, обе­дов и ужи­нов я не мог бы жить, но это было так обы­ден­но, что и не­за­мет­но... (7)Неж­но­сти не были при­ня­ты в нашей семье. (8)Мы не це­ло­ва­ли маму перед сном и не го­во­ри­ли в по­ры­ве чувств:
— Я тебя люблю...
 (9)Ска­зал ли я ей это хотя бы раз? (10)Жизнь была так за­пол­не­на важ­ны­ми де­ла­ми, что не оста­ва­лось места обыч­ным: за­бе­жал домой на ми­нут­ку, пе­ре­ку­сил — и опять туда, где дру­зья, игры и стра­сти. (11)На де­вя­но­сто про­цен­тов я со­сто­ял из ма­ми­ных забот, но не за­ме­чал их, как не чув­ству­ем мы и со­всем не видим воз­ду­ха, ко­то­рым дышим.
 (12)Мы с мамой жили рядом, но слов­но в раз­ных мирах. (13)Эти миры со­при­кос­ну­лись лишь од­на­ж­ды, когда слу­чи­лась ис­то­рия, ока­зав­ша­я­ся ин­те­рес­нее всех при­клю­че­ний и затей: игры в фут­бол, стрель­бы из са­мо­па­ла и за­пус­ков ракет. 
(14)Обыч­но мама про­во­ди­ла время у плиты, в ван­ной или на ди­ва­не — за чте­ни­ем книг, помню, пла­ка­ла над «Бед­ны­ми лю­дь­ми» До­сто­ев­ско­го. (15)Но ино­гда она вдруг вска­ки­ва­ла с ди­ва­на, пол­ная энер­гии и го­то­вая к по­дви­гам. (16)Её ма­ни­ла де­ло­вая ак­тив­ность, мама была полна самых сме­лых биз­нес-пла­нов. (17)Она лю­би­ла при­го­ва­ри­вать: «Жили бедно — хва­тит!» (18)Но биз­нес её обыч­но огра­ни­чи­вал­ся меч­та­ми и сме­хом. (19)Она де­ли­лась с близ­ки­ми сво­и­ми пла­на­ми, а те под­ни­ма­ли её на смех. (20)И на­прас­но, по­то­му что глав­ное для ав­то­ра про­ек­та — уве­рен­ность в себе, а кри­ти­ка близ­ких спо­соб­на уни­что­жить рост­ки самых ге­ни­аль­ных на­чи­на­ний. 
(21)И всё же од­на­ж­ды мама смог­ла увлечь меня своим пла­ном. (22)Речь шла о полёте на самолёте! (23)Мне от­во­ди­лась роль по­мощ­ни­ка: утром она по­ку­па­ла на нашем ба­за­ре три ведра вишен, мы са­ди­лись на самолёт и через пол­ча­са уже ока­зы­ва­лись в об­ласт­ном цен­тре, где эти Же вишни можно было про­дать с не­ма­лой вы­го­дой! (24)Пер­спек­ти­ва по­ле­тать на самолёте по­ка­за­лась мне столь за­ман­чи­вой, что я решил под­дер­жать маму на­пе­ре­кор всем со­мне­ни­ям. 
(25)В шесть часов утра мы, по­мо­гая друг другу, пе­ре­кла­ды­вая вёдра с куп­лен­ной виш­ней из руки в руку, до­та­щи­лись до аэро­дро­ма. (26)На голом поле стоял ва­гон­чик и но­че­ва­ла пара зелёных «ку­ку­руз­ни­ков». (27)Мы за­бра­лись в брюхо самолётика, по­ста­ви­ли под ноги вёдра и после ко­рот­ко­го раз­бе­га с ужас­ным та­рах­те­ньем взмы­ли в воз­дух. (28)Не под­ни­ма­лись мы выше об­ла­ков, но и от той вы­со­ты в пару сотен мет­ров, на ко­то­рой про­хо­дил полёт, дух за­хва­ти­ло. (29)3елёная земля ви­се­ла под нами, округ­лив­шись по краям и по­ка­чи­ва­ясь из сто­ро­ны в сто­ро­ну, как огром­ная ёлоч­ная иг­руш­ка — шар на ни­точ­ке. (30)Под нами бе­жа­ли поля и луга до тех пор, пока мы не уви­де­ли внизу трубы и дома боль­шо­го го­ро­да. (31)Со сви­стом в ушах, держа в тря­су­щих­ся руках вёдра вишен, сту­пи­ли мы на бе­тон­ное поле аэро­дро­ма. 
(32)Конец на­ше­го биз­нес-про­ек­та был бес­слав­ным: ока­за­лось, что здесь на цен­траль­ном рынке вишни идут по той же цене, что и на нашем ба­за­ре. (ЗЗ)Сей­час мне ка­жет­ся, что это было самое удач­ное ма­ми­но пред­при­я­тие, самое удач­ное на­чи­на­ние: день­ги, вло­жен­ные в этот про­ект, об­ра­ти­лись в чув­ства. (34)Нас с мамой свя­за­ло дело, в ко­то­ром со­при­кос­ну­лись миры взрос­лых и детей и бла­го­да­ря ко­то­ро­му я могу сей­час ощу­тить её ха­рак­тер, в своём: я так же люблю чи­тать и меч­тать о ве­ли­ких делах, а потом так же вска­ки­ваю и от­прав­ля­юсь штур­мо­вать небо в по­ис­ках луч­шей доли на рынке ны­неш­не­го дня. (35)Разве что виш­ней не тор­гую... 
(36)Но по­ни­мать это я стал толь­ко сей­час, по­взрос­лев. (37)Когда я вспо­ми­наю эту ис­то­рию, меня охва­ты­ва­ет же­ла­ние ока­зать­ся в дет­стве, найти там маму и ска­зать ей то, чего ни­ко­гда не го­во­рил, что не было при­ня­то го­во­рить у нас в семье, но что под­ра­зу­ме­ва­лось, как воз­дух во­круг нас:
— Спа­си­бо, мама, я тебя люблю. 
(38)Те­перь я могу ска­зать это толь­ко во сне, и, под­ни­ма­ясь вверх, как на «ку­ку­руз­ни­ке», я опять вижу под собою землю, ко­то­рая по­ка­чи­ва­ет­ся и за­круг­ля­ет­ся по краям... (39)Рядом со мной мама, мы об­ме­ни­ва­ем­ся взгля­да­ми. (40)Мы летим на самолёте, мы полны ра­дуж­ных пла­нов. (41)На двоих у нас три ведра не­бес­ных вишен.

(По Ю. Не­чи­по­рен­ко *)
* Юрий Дмит­ри­е­вич Не­чи­по­рен­ко (род. в 1956 г.) — рус­ский про­за­ик, арт-кри­тик, ху­дож­ник, куль­ту­ро­лог



 Сочинение
Сочинение по тексту Нечипоренко о матери и вишне.
Почему мы не говорим теплых слов близким и дорогим людям? Таким вопросом задается Юрий Дмит­ри­е­вич Не­чи­по­рен­ко, вспоминая свое детство, уклад в семье и полет на кукурузнике.
«В нашей семье все­гда царил отец со своим не­пре­ре­ка­е­мым ав­то­ри­те­том», - так начинает свой рассказ Нечипоренко. Автор отмечает, что в детстве заботу матери воспринимал как должное, был занят своими мальчишескими делами. «Мы с мамой жили рядом, но слов­но в раз­ных мирах», - грустно констатирует автор.
«Неж­но­сти не были при­ня­ты в нашей семье», - замечает автор и с грустью признается, что ни разу не сказал матери «я тебя люблю». 
Центральным событием своего детства Нечипоренко считает полет на кукурузнике. Автор вспоминает, что его маму «ма­ни­ла де­ло­вая ак­тив­ность», что она «была полна самых сме­лых биз­нес-пла­нов». И вот однажды мама смогла увлечь своим планом: «Речь шла о полёте на самолёте!» Несмотря на бесславный конец бизнес-проекта (в областном центре «вишни идут по той же цене, что и на нашем ба­за­ре»), автор считает, что этот совместный полёт сблизил его с мамой, открыл, как много она дала ему: «я могу сей­час ощу­тить её ха­рак­тер, в своём: я так же люблю чи­тать и меч­тать о ве­ли­ких делах, а потом так же вска­ки­ваю и от­прав­ля­юсь штур­мо­вать небо в по­ис­ках луч­шей доли на рынке ны­неш­не­го дня». 
Нечипоренко так подробно описывает полет, чтобы читатель ощутил всю горечь его чувств: «Но по­ни­мать это я стал толь­ко сей­час, по­взрос­лев. Когда я вспо­ми­наю эту ис­то­рию, меня охва­ты­ва­ет же­ла­ние ока­зать­ся в дет­стве, найти там маму и ска­зать ей то, чего ни­ко­гда не го­во­рил». 
Таким образом, можно сказать, что текст Нечипоренко – признание в любви. Автор сожалеет, что не говорил нежных слов матери и призывает читателей не повторять его ошибки.
Дет­ство у меня было за­ме­ча­тель­ным. В дет­стве не было денег, не было ин­те­рес­ной ра­бо­ты, но всё это — дело на­жив­ное. Зато в дет­стве были отец и мать», - так начинается признание в любви к своим родителям.
А заканчивается это признание сном, в котором автор говорит «спа­си­бо, мама, я тебя люблю!». И они летят на самолете, полные радужных планов, и на двоих у них «три ведра не­бес­ных вишен».
Конечно, я согласен с автором. Надо говорить близким о своей любви, говорить нежные и добрые слова, чтобы не было горечи и сожаления впоследствии, чтобы родители дольше оставались с нами.
Примером того, как важны родителям наши слова, хотя бы наше присутствие рядом, могут служить страницы «Отцов и детей», когда Арина Власьевна узнает об отъезде своего «Енюши», или чувства Катерины Ивановны из рассказа Паустовского «Телеграмма».




Комментариев нет:

Отправить комментарий

Архив блога