вторник, 15 октября 2019 г.

Итоговое сочинение на тему "Какого человека можно назвать гордым"


Какого человека можно назвать гордым
Гордым можно назвать человека независимого, самостоятельного и состоявшегося, вызывающего уважение.
Такой человек может быть высокомерным, презрительным к окружающим; часто гордый человек кажется сухим, равнодушным и неэмоциональным, холодным. Из-за подробных внешних проявлений мы можем по ошибке принять за гордого человека вовсе не гордого, а, например, с болезненным самолюбием или завистливого. Однако по-настоящему гордый человек непременно окажется человеком с честью и с достоинством; не обязательно сухим и холодным, но обязательно умным.
Гордость связана с чувством собственного достоинства, что выражается в самодисциплине внутренней и в стремлении к порядку, к достойному поведению внешне: гордый человек не кричит и не хамит, боится быть смешным. Гордый человек деятелен и организован, он не сидит без дела.
Гордый человека – продукт общества, цивилизации: пушкинские цыганы называют Алеко «гордым».
Оставь нас, гордый человек!
Мы дики; нет у нас законов,
Мы не терзаем, не казним —
Не нужно крови нам и стонов —
Но жить с убийцей не хотим...
Ты не рожден для дикой доли,
Ты для себя лишь хочешь воли.
«Воля для себя» - эгоистическое проявление личной свободы. Гордым может быть только человек цивилизованный, отдельный. Так называемый «естественный человек» чужд гордости, растворен в природе.
Но возможно и другое проявление гордости: желая славы, князь Андрей хотел спасти армию, хотел любви народной. Гордость князя Андрея героическая, он не личной славы для себя хочет, князь Андрей хочет признания и любви, хочет спасти не только армию, хочет спасти, исправить весь мир, послужить миру.
Гордым может быть только человек свободный, социально и материально. Подобные категории имеют вес только в обществе свободных людей. У Горького в пьесе «На дне» вор Васька Пепел говорит: «Честь-совесть тем нужна, у кого власть да сила есть...». Таким образом, можно утверждать, что гордым может быть человек материально независимый, образованный, умный, воспитанный, знающий правила поведения comme il faut (как надо). И самым главным условием для формирования гордого человека является свобода («чувство равенства со всем живущим», по Пастернаку). В финале горьковской пьесы, когда герои освобождаются от надежд-цепей, привязывающих к прошлой жизни, Сатин говорит о Гордом Человеке, который выше сытости, жалости. Горьковский гордый человек – это человек будущего, человек свободный. Гордый человек Горького – это сверхчеловек Ницше.
Итак, в мире настоящем и в мире прошлом гордый человек обязательно социально и материально свободный, умный и деятельный. Таковы, например, Онегин и Печорин, Сильвио и Штольц (по-немецки и значит «гордый»), Дубровский и Болконский.
В будущем гордый человек – это «мировая душа», о которой пьеса чеховского Треплева или Гордый человек Сатина (Человек — вот правда!; всё в одном). В каком-то смысле "гордый" - это Человек с большой буквы, человек, каким он должен быть.
О таком Гордом Человеке говорил Ницше и (вслед за ним) Горький: "Всё — в человеке, всё для человека! Существует только человек, всё же остальное — дело его рук и его мозга! Чело-век! Это — великолепно! Это звучит... гордо!»
Человек - это звучит гордо. Человек гордый прежде всего свободный. Чтобы стать гордым, человек должен по капле выдавливать из себя раба (Чехов). Об это же свободе и независимости, о высших правах человека писал Пушкин:
Не дорого ценю я громкие права,
От коих не одна кружится голова.
Я не ропщу о том, что отказали боги
Мне в сладкой участи оспоривать налоги
Или мешать царям друг с другом воевать;
И мало горя мне, свободно ли печать
Морочит олухов, иль чуткая цензура
В журнальных замыслах стесняет балагура.
Все это, видите ль, слова, слова, слова.
Иные, лучшие, мне дороги права;
Иная, лучшая, потребна мне свобода:
Зависеть от царя, зависеть от народа —
Не все ли нам равно? Бог с ними.
                Никому
Отчета не давать, себе лишь самому
Служить и угождать; для власти, для ливреи
Не гнуть ни совести, ни помыслов, ни шеи;
По прихоти своей скитаться здесь и там,
Дивясь божественным природы красотам,
И пред созданьями искусств и вдохновенья
Трепеща радостно в восторгах умиленья.
Вот счастье! вот права...
О том же человеческом достоинстве, о свободном гордом человеке писал и Чехов в знаменитом письме брату: „Ничтожество свое сознавай, знаешь где? Перед богом, пожалуй, пред умом, красотой, природой, но не пред людьми. Среди людей нужно сознавать свое достоинство.“
Кстати, не по этой ли причине среди героев Чехова мы вряд ли найдем гордых: мир изменился, быть свободным труднее, гордых нет, нужны новые формы. И в самом начале «На дне» Сатин говорит: «Надоели мне, брат, все человеческие слова...все наши слова — надоели!» - в ХХ веке в устах Сатина знаменитый монолог шекспировского Гамлета звучит как пролог к рождению нового гордого человека. Вот у Толстого: и гордые Болконские, и отец Сергий, и Хаджи Мурат. У Пушкина Сильвио, Онегин, Сальери и, пожалуй, Германн. В ХХ же веке вместо гордого человека – голый человек: «Все слиняло, один голый человек остался».

Гордый человек спорит с судьбой, не смиряется с неудачей. Гордый человек не лебезит, не пресмыкаться. У Пушкина это «гордая полячка» Марина Мнишек; гордым можно назвать и Дубровского-отца. Среди героев ХХ-ХХI века я никого не могу назвать гордым: не до гордости.
Размышляя о том, кого можно назвать гордым, я прежде всего видел образ князя Андрея из "Войны и мира", а ещё мне всё время вспоминались строчки из 8 главы "Онегина":
Ей нравится порядок стройный
Олигархических бесед,
И холод гордости спокойной,
И эта смесь чинов и лет.
«Холод гордости спокойной» возможен при «порядке стройном», чего нельзя сказать о безумном ХХ веке и стремительно меняющемся ХХI.
Даже тщеславного Онегина Пушкин наделяет особенной гордостью, позволяющей с одинаковым равнодушием признаваться как в добрых, так и в дурных поступках. В современном мире у человека нет даже мнимого чувства превосходства.
Мне кажется, для рождения нового гордого человека необходима свобода и необходим ум. Сегодня от всеобщей несвободы гордых все меньше. А умные без гордости остаются не удел. Достоинство и честь также необходимы для гордости, но и они встречаются все реже.
 И всё же быть гордым присуще человеку, это его первородный грех, его отличие. Человек должен быть человеком, быть человеком - это звучит гордо.
Закончить сочинение о гордом человеке хочу словами Сатина из его финального монолога в философской пьесе Горького «На дне»: «Существует только человек, все же остальное – дело его рук и его мозга! Чело-век! Это – великолепно! Это звучит… гордо! Че-ло-век! Надо уважать человека! Не жалеть… не унижать его жалостью… уважать надо! Выпьем за человека, Барон! (Встает.) Хорошо это… чувствовать себя человеком!.»
993 слова

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Архив блога